Утро. По улице бредут двое, вид явно похмельный. Видят афишу: «Глюк. Ифигения». Один другому говорит: «У меня внутри тоже полный глюк – до офигения!

Чукча идет по улице, ведет за собой двух коров и несет бас-трубу. У него спрашивают:
– Ты куда, дружише?
– Однако геологи говорят: мы в баню всегда с телками ходим!
– А зачем труба?
– Однако всю ночь гудеть буду.


— Извините, Вы не подскажите как пройти на улицу Дерибасовскую?
Одессит ему и отвечает:
— Слышь, мужик, ты бы туда лучше не ходил — настучат тебе там...
Ну, мужик, значит, и думает:
— Как так, быть в Одессе, и не сходить на Дерибасовскую? Эх! Была — не была — пойду! Только выходит на Дерибасовскую, а навстречу ему громила. — Попал, — думает мужик, — что делать? Пропадать так пропадать, первый начну, авось смыться успею. И с разбегу как заедет громиле промеж ребер. Громила, загибаясь:
— Говорили же мне, не ходи на Дерибасовскую!


Поутру Лев Толстой выходил на покос. Махал косой и думал:
- До чего ж хорошо! Только тяжкий физический труд позволяет человеку мыслить, чувствовать и совершенствоваться.
Крестьяне, стоявшие поодаль, говорили так:
- Почто барин капусту косит?
- Кто ж их, образованных, разберет?


- Я пришла к вам с жалобой, - говорит квартирантка хозяину дома. - Мои соседи, что наверху, стали вести себя просто безобразно, они все спорят и спорят...
- А о чем?
- В том то и дело, они говорят на португальском языке, и сколько я ни пытаюсь, как ни прислушиваюсь к их разговору, ничего не могу разобрать.


Объявление из числа долгожданных:
«Ликероводочный завод начинает выпускать водку в литровых бутылках под названием «Грузовик». На ней будет указываться не градусы, а лошадиные силы, с которыми она будет валить человека с ног».