Гоголь жил на даче у Плетнева в Патриотическом институте. Однажды вошел он в беседку беклешовского сада, за ним туда же вступил статский советник с Владимиром на шее и двумя дочерьми.
– Ах, здесь есть надпись, – воскликнула одна из них, прочтем, Nadine, должно быть интересно:
Ручей два древа разделяет,
Но ветви их, сплетясь, растут…
– Это очень мило, ну а что дальше?
– А там что-то такое неразборчивое (читает по складам):
Какая тут на-пи-са-на ху-й-ви-на…
– Хуевина, хуевина, – поправил невзначай пурист с Владимиром на шее.

Пошел ты в ЖОПУ... - раздраженно сказал водитель Запорожца мигавшему сзади фарами Мерседесу и резко нажал на тормоза...


— Да ты че не знаешь? Петрович умер...
— Да ты че! Как?
— Да пришел домой, выпил, лег на диван, закурил.
— Че, сгорел, что ли?
— Да не... Успел он окно открыть и в форточку прыгнуть.
— Че разбился что ли?
— Да не... Он перед тем как прыгать успел пожарных вызвать, они тент успели натянуть, он спружинил неудачно и опять в окно влетел.
— Да епт, че все-таки сгорел?
— Да не... Он за раму зацепился и обратно сиганул.
— Да б%я! Че разбился все таки что ли?
— Да не... Там же пожарники с тентом, он спружинил и на проезжую часть, а там камаз тентованный шел, он отскочил от него и обратно в окно.
— ДА ЕПТ!!! КАК ПОГИБ ТО!!!
— Да... Пристрелили на х*й. . Зае*ал всех!


О человеке судят не только по его делам, но и по его делишкам.


Однажды я уже верил в светлое будущее. Но коммунизм так и не построили. Теперь верую только в вечер пятницы, отпуск и Новый год.


Диалог двух пожилых нищих:
- Ты знаешь, какую толковую работу я нашел на ярмарке?
- Нет. А какую, надеюсь, не очень тяжелую?
- В том то и дело. Меня наряжают индийским факиром и укладывают на доску с гвоздями, на которой я должен пролежать не емши сорок дней.
- Ничего себе! И сколько они тебе платят?
- Нисколько. Но зато у меня есть кров и еда!