Брежнев выступает на заседании:
- Кто сказал, что я читаю по бумажке? Ха, черточка, ха, черточка, ха, черточка.


В одной семье муж соглашался заниматься сексом с женой исключительно в полной темноте. Так продолжалось много лет. Hо в один прекрасный день жена решила, что всё, хватит, и в самый разгар секса неожиданно включила свет. Тут то она и увидела, что муж делает это огурцом. Вне себя от ярости она орет:
— Ах ты сволочь! И давно ты уже так делаешь? Я жду объяснений!
— Я тебе сейчас все объясню, — отвечает муж, — только сначала ты мне объясни, откуда у нас трое детей!


Вовочка:
– Марь Иванна, мой папа говорит, что мы произошли от обезьян. Это правда?
– Не мешай вести урок! История вашей семьи меня не интересует.


- Сто долларов или жизнь, - требует грабитель в темном переулке.
- Послушайте, - отвечает прохожий, - а может хватит пятидесяти, ведь я и так наполовину мертв от страха.


Один весьма глупый камергер спросил как-то д’Акосту: зачем он разыгрывает дурака?
– Конечно, не по одной с вами причине, – отвечал шут, – ибо у меня недостаток в деньгах, а у вас недостаток в уме.


1945 год. Учительница спрашивает детей:
- Дети кто и как из вас помогал фронту? Настя:
- Я высылала на фронт кисеты с табаком. Маша:
- Я помогала маме делать перевязки. Учительница:
- Молодцы! Вовочка:
- А я подносил солдатам снаряды!
- Вовочка, да ты же настоящий герой! Тебя поблагодарили?
- Да, мне сказали "Зер гут, Вольдемар!"


Жена д’Акосты часто слыхала от мужа, что кофей служит ему главным утешением в печали. Поэтому, как только умер муж, закричала: «Дайте поскорее кофею! ах я несчастная, несчастная!» Ей подали чашку этого напитка, она выпила его и тотчас же стала по-прежнему весела.


Два многоопытных гангстера изучают витрину ювелирного магазина.
- Видишь вон тот большой алмаз справа? Сколько, по-твоему, на нем можно заработать?
- Все зависит от судьи...


Сосед жалуется соседу:
– Ваш сорванец-Вовочка бросил сегодня в меня камень.
– Попал?
– Нет, я увернулся.
– Тогда это не мой Вовочка.


Царь Петр спросил однажды д’Акосту:
– Для чего философы прибегают иногда к государям, но не видно, чтоб государи искали когда-нибудь философов?
– Для того, – отвечал умный тут, – что философы знают свои нужды; но государи не всегда признают свои, то есть, – недостаток в добродетели, мудрости и добром совете а потому – не думают искать тех, кто бы их в том исправил.


Некоторый откупшик, недальнего ума, будучи на пирушке, стал кичиться толщиною своего брюха и, ударяя по нем, хвалился, что оно многого стоило обществу.
Тогда д’Акоста сказал:
– Гораздо б было полезнее, когда бы такое иждивение потрачено было, вместо брюха, для головы этого урода.


Восьмого марта муж встал пораньше, приготовил жене завтрак, убрал квартиру, обежав множество магазинов, отстояв множество очередей, приготовил праздничный обед и упав поздно вечером в кровать, совершенно измотанный и обессиленный, подумал:
- Неужели меня сейчас еще и трахать будут?!


Нельсон Мандела провёл 27 лет в южноафриканской тюрьме, где его каждый день избивали и пытали.
После освобождения он вернулся к жене, прожил с ней 6 месяцев и, сказав "Я больше не могу терпеть это!", развёлся!


Обычное утро, мама принимает душ, папа бреется, Вовочка бегает по комнате. Нашла на папу с мамой любовь, решили ceкcом с утра заняться в душе. Тут вбегает Вовочка, и чтобы сын ничего не заподозрил, папа, совершая движения, стал приговаривать:
— Не смей бить сына,не смей бить сына.
Вовочка смотрит и говорит:
— Папа, вы*би еще кота, чтобы не царапался


Вовочка пристает к отцу:
– Пап, а как устроены мозги?
– Отстань!
– Ну как устроены мозги?
– Отстань, у меня ДРУГОЕ в голове.


Один приказный, самого низкого происхождения, сын почти нищего отца, женясь на служанке секретаря своего начальника, вышел в подьячие и, скорым манером, спроворил себе дом, с большим двором и немалым садом. Водя, однажды, по всем покоям этого дома д’Акосту, своего приятеля, хозяин вдруг сказал ему, указывая через окно в сад:
– А вон там, видишь ли, четырех дерев уже нет. Они, представь себе, уворованы!
– Так же, как и весь дом, – заметил, улыбаясь, шут.


В царствование Петра, посетил какой-то чужестранец новоотстроенный Петербург. Государь принял его ласково и, вследствие того, все вельможи взапуски приглашали к себе заезжего гостя, кто на обед, кто на ассамблею.
Чужестранец этот, между прочим, рассказывал, что он беспрестанно ездит по чужим землям и только изредка заглядывает в свою.
– Для чего же ведете вы такую странническую жизнь? – спрашивали его другие.
– И буду вести ее, буду странствовать до тех пор, пока найду такую землю, где власть находится в руках честных людей, а заслуги вознаграждаются.
– Ну, батюшка, – возразил д’Акоста, случившийся тут же, – в таком случае, вам наверное придется умереть в дороге.


Князь Меншиков, рассердясь за что-то на д’Акосту, крикнул:
– Я тебя до смерти прибью, негодный!
Испуганный шут со всех ног бросился бежать и, прибежав прямо к Государю, жаловался на князя.
– Ежели он тебя доподлинно убьет, – улыбаясь говорил государь, – то я велю его повесить.
– Я того не хочу, – возразил шут, – но желаю, чтоб Ваше Царское Величество повелели его повесить прежде, пока я жив.


- Знаешь новость? Иван в больнице.
- Как в больнице? Да я его вчера видела. Он танцевал с одной блондинкой.
- Вот-вот. И жена его тоже видела.


Брежневу дарят футбольный мяч, а он говорит:
- Спасибо за орден, но уж очень на Хрущева похож.