В дверь кто-то вежливо постучал ногой.
- Безруков! - догадался Штирлиц.

Мюллер приказывает Штирлицу явиться в его кабинет.
Мюллер:
— Штирлиц, вы - русский разведчик!
Мент или комитетчик!
Рейху заклятый вы враг,
Вас ждет-не дождется барак!
Штирлиц:
— Группенфюрер, давайте определимся: вы меня допрашиваете или вызываете на рэп-батл?

Штирлиц долго смотрел в одну точку.
Потом перевел взгляд и посмотрел на другую.
"Двоеточие! " — догадался Штирлиц.

Проходя мимо кинотеатра, Штирлиц прочел слова, написанные крупными буквами: "Чужой против хищника".
- О боже, как же мне надоели эти выборы! - подумал разведчик.

На банкете у Геббельса, Штирлиц вдруг встает из-за стола, подходит к окну и сморкается в портьеру. Подбегает Мюллер:
- Штирлиц, вы что не знаете правил хорошего тона?
Штирлиц нехотя поворачивается, и смотрит на него тоскливым взглядом.
Голос за кадром: "Штирлиц знал правила хорошего тона, просто ему вдруг захотелось побыть полковником Исаевым".

Первого мая 1945 года Штирлиц при всех орденах и медалях идет по горящему Берлину. Мимо него на мотоциклах мчатся эсэсовцы. "Металлист", - решили эсэсовцы. "Рокеры", - решил Штирлиц.

Штирлиц зашел в резиденцию Абвера и на своей двери увидел табличку: "Резиденция советской разведки". "Гласность", - подумал Штирлиц.

К Штирлицу пришли из гестапо и потребовали заплатить за электричество. Иначе у него конфискуют передатчик.

Дом Штирлица окружила рота эсэсовцев. Постучали в дверь.
"Меня нет дома" - ответил Штирлиц. Они уехали. Вот уже третий месяц талантливый разведчик водит за нос имперскую службу безопасности.

Штирлиц лежал на полу, замаскировавшись под окурок.

Мюллер как-то позвал Штирлица в пивбар в надежде выставить его на кружку пива. Однако Штирлиц стал рассказывать такие интересные анекдоты про фюрера, что Мюллер заслушался и случайно заплатил. "Все-таки блестящий агент этот Штирлиц, - подумал Мюллер, - какая чистая работа".


Штирлиц настоял на своем - настойка вышла горькая и невкусная.


В 9.30 Штирлиц зашел в машбюро. В это время здесь всегда можно было поживиться каким-либо секретным документом: все машинистки уходили смотреть "Богатые тоже плачут".


Штирлиц шел на встречу со связным. Штирлиц сразу его узнал. В России опять были перебои с мылом.


- Штирлиц, какого цвета у меня трусы? - спросил Мюллер.
- Красные в белый горошек.
- Вот тут-то вы и попались, - засмеялся Мюллер, - об этом знала только русская пианистка.
- Застегните ширинку, шеф, иначе об этом будет знать все 3-е управление.