Пошел ходжа в суд, чтобы разводиться с женой. Судья приказал записать имена жены и ее отца. Когда у ходжи спросили об этом, он сказал: «Не знаю». Кази осведомился, сколько лет он женат, и, узнав, что уже несколько лет, заметил: «Как можно, будучи женатым в течение нескольких лет, не знать, как зовут жену?» «Да ведь я не собираюсь с ней жить, — зачем мне спрашивать, как ее зовут?» — отвечал ходжа.


Попал летчик в ад. Идет по коридору, видит дверь с надписью "танкисты", открывает, а там черти танкистов танками давят. Следующая дверь - "пехота", за дверью пехота в котлах строевым ходит. Третья дверь "летчики". Заходит пилот и перед ним картина - лазурный берег, лежат летчики с девочками, чертенок коктейли разносит, подходит он к чертенку:
- Слышь, черт, какой-то у вас ад странный, где черти, котлы, пекло, все такое?
- А у нас все как в авиации: черти на переучивании, котлы на регламенте, а у меня допуска нет.


Зажарил однажды ходжа гуся и понес государю. Дорогою, проголодавшись, он в укромном месте спустил в брюхо одну гусиную лапку. Представ перед падишахом, он поднес ему, соблюдая церемонии, подарок. Тимуру бросилось в глаза, что гусь без одной ноги, и он спросил об этом у ходжи. «У нас в Акшехире все гуси одноногие, — заметил ходжа. — А если не веришь, взгляни на гусей, что у источника». Действительно, в то время гуси, гревшиеся на солнце у источника, стояли на одной ноге и, опустив голову, дремали. Выглянув из окна, падишах долго смотрел на этих гусей. В это время случайно заиграли зорю. Музыканты разом ударили в барабан колотушками, от гула труб застонало небо, и гуси, став на обе ноги, начали боязливо кидаться из стороны в сторону, чтобы только куда нибудь убежать. Тимур подозвал ходжу к окну и сказал: «Ходжа, ты говоришь неправду; посмотри: y гусей — по две ноги». — «Hy, если бы ты отведал этих палок, — заметил ходжа, — ты пополз бы на четвереньках».


Тимурленг, наводивший казнями ужас на румские земли, сзывал к себе, куда ни заходил, ученых и мудрецов и спрашивал: «Кто я — справедливый человек или тиран?» Если кто говорил: «Ты справедлив», — Тимурленг отсекал ему голову; но и тем, кто говорил: «Ты тиран», — он тоже рубил голову. Задумались ученые и не знали, что делать. Но так как слава о ходже разнеслась повсюду, народ обратился к нему с мольбою: «Сжалься, ходжа! Кроме тебя нам не от кого ждать помощи. Сделай что-нибудь. Отведи меч тирана от невинных рабов божиих». Ходжа сказал: «Дорогие мои, хотя это и не так легко, как вы думаете, но праведный бог — помощник угнетенных, и, может быть, благодаря силе ваших молитв мне что-нибудь удастся сделать». Скрепя сердце он пошел ко дворцу Тимурленга. Тимурленгу сообщили, что явился ходжа, который готов дать ответ на его вопросы. Когда Тимурленг задал ходже свой обычный вопрос, ходжа ответил: «Нельзя сказать, что ты справедливый властитель или мятежный тиран. Мы тираны, а ты — меч правосудия. Всемогущий бог послал тебя на нас, тиранов, достойных наказания. Знаешь стих: „Господь, по милости, проявляет к тебе снисхождение и ласку. Но того, кто преступает заповеди, он делает посмешищем“». Говорят, что именно такого-то правильного ответа и ждал Тимурленг. Очень ему полюбился ходжа, и он сделал его своим приближенным; и все время, пока находился в Руме, не отпускал его от себя. Быть может, из уважения к ходже и пощадил он Акшехир и его округу, да и Караман тоже. Так избавились эти города от меча Тимура и от грабежа его назойливых воинов.


Купил чукча кофе. Сидит, читает инструкцию. "Положить ложку кофе". Положил в рот. "Положить две ложки сахару". Положил сахар в рот. "Залить кипятком". Залил кипятком в рот.
"Размешать". Чукча встал, начал прыгать и говорит:
- Ну и придумают же!


Приезжает генерал с банкета, денщик его раздевает, укладывает спать. Генерал:
- Мне сегодня на банкете какая - то сволочь весь мундир облевала!
Денщик:
- Ваше благородие! Эта сволочь вам еще и в штаны насрала!


Однажды дервиш-мелами по имени Шейяд Хамза, человек просвещенный, совершенный, идущий по верному пути, живущий праведно, сказал ходже: «Ходжа, неужто-таки твое занятие на этом свете одно шутовство? Если ты на что-нибудь способен, так покажи свое искусство, и если есть в тебе какая ученость, прояви ее нам на пользу». Ходжа спросил у него: «А y тебя какое есть совершенство и какая в тебе добродетель, и людям какая от нее польза?» — «У меня много талантов, — отвечал Шейяд, — и нет счету моим совершенствам. Каждую ночь покидаю я этот бренный мир („мир элементов“) и взлетаю до пределов первого неба; витаю я в небесных обителях и созерцаю чудеса царства небесного». — «Хамза, — заметил ходжа, — а что, в это время не обвевает ли твое лицо нечто вроде опахала?» Хамза, радостный, подумал: «Hy, напустил я на него туману», — и сказал: «Да, ходжа». — «А ведь это хвост моего длинноухого осла», — сказал ходжа.


Когда Тимурленг был в Акшехире, пришел в город дехри (философ-материалист) и объявил: «Я хочу предложить вопросы. Если есть у вас искусные ученые, давайте устроим состязание». Тимурленг собрал именитых граждан города и сказал: «К нам пришел со стороны ученый и хочет состязаться с вами в науках естественных и материалистических. Он странствует, ходит по всему свету. И если вы не выставите против него человека, ум которого постиг различные науки, он повсюду расславит, что в Руме ученый люд иссяк и исчез, а это поведет к умалению нашего достоинства среди государств и народов». Старейшины города устроили совещание и сперва хотели было с сожалением признаться, что, действительно, y них ученых нет, но потам подумали: «Нет, так не годится, нужно найти выход из положения и спровадить эту погань». Они решили вызвать ученых из Коньи, Кайсери, но кто-то заметил: «Звать ученых со стороны, — на это потребуется много времени, и этим мы только обнаружим собственное ничтожество, да это и унизит нас среди жителей нашего города. Говорят ведь: „Умный совет идет от дураков“. Давайте узнаем, как смотрит на это наш ученый ходжа. Может быть, он что-нибудь придумает, и мы сплавим этого чужака, который нашего языка не знает».

Все нашли это предложение удачным и, позвав ходжу, рассказали ему, в чем дело. «Ладно, — заметил ходжа, — вы предоставьте это мне. Если я утихомирю его метким ответом, — ну великолепно; а нет, так вы скажете: „Это — человек тронувшийся, дувана, и сам залез сюда на собрание“. И вы выставите против него другого, ученого человека. Только, если будет мне удача, — от всех вас я желаю подарочек. Благоволение государя в счет нейдет». — «Голубчик ходжа, — закричали старейшины, — ты только не посрами нас, а уж там, что пожелаешь — все для тебя сделаем».

В назначенный день на площади города были разбиты палатки, и эмир Тимурленг со свитой, все одетые в золото, разукрашенные, величавые, предстали в военных доспехах и оружии. Потом явился и дехри, растрепанный весь, чудной, и уселся около Тимурленга. Когда все собравшиеся расселись, стали поджидать ходжу. Вот, наконец, пришел и ходжа с громадным сарыком на голове; на нем надет был биниш с широкими рукавами; позади шли Хаммад и другие его ученики. Ходжу посадили по правую руку государя.

Выпили шербет, и, когда передохнули, выступил вперед дехри и торжественно очертил круг, потом, как бы требуя от ходжи ответа, взглянул ему в лицо. Ходжа поднялся к, проведя как раз по середине круга черту, разделил таким образом круг на две части и тоже посмотрел на дехри. Потом провел еще черту, перпендикулярно к первой, и разделил круг на четыре равные части. Делая знак рукой, он три раза как бы тянул к себе, а одну часть как бы отталкивал в сторону дехри и опять посмотрел на него. Дехри знаком одобрил решение ходжи, давая понять, что он знает эту задачу. Потом дехри сложил руку в виде распустившегося тюльпана и несколько раз поднял пальцы кверху. А ходжа сделал наоборот и, держа ладонь книзу, опустил пальцы; дехри опять согласился. Наконец дехри указал на себя и, изображая пальцами, как будто это ходит зверь по земле, провел себе по животу, как будто оттуда что-то выходит. А ходжа достал из кармана яйцо и, показав его, начал махать руками, изображая, что он летит. Дехри одобрительно закивал. Он встал и, склонив почтительно перед ходжой голову, поцеловал ему руку и поздравил государя и вельможей города, что среди них находится такое «чудо времени».

Присутствовавшие на собрании были очень обрадованы исходом и со своей стороны тоже поздравили ходжу, избавившего их от срама. Все начали подносить ему в подарок деньги, заранее приготовленные на всякий случай, а кто пообещал дать после; Тимурленг тоже осыпал ходжу драгоценными дарами.

Когда все разошлись, падишах, приближенные и вельможи города отозвали дехри в сторону и через переводчика сказали ему: «Из ваших знаков мы ничего не поняли. Что вы говорили ходже, и что он такое вам ответил, что вы признали это соответствующим истине?» Дехри объяснил: «Между учеными греческими и учеными еврейскими существует разногласие о сотворении мира. Так как мнение мусульманских ученых об этом мне не известно, я очень хотел узнать истину. Я поэтому изобразил шаровидность земли. Ходжа мало того, что подтвердил это, — он еще линиями, проведенными им, разделил землю на северное полушарие и на южное полушарие. Потом он провел еще линию, перпендикулярно к первой, и три части потянул в свою сторону, а четвертую — ко мне, — он хотел сказать, что три части земного шара — вода, а одна четверть — суша: так он объяснил „семь климатов“ земли. Потом, чтобы обследовать тайны создания и творения, я поднял пальцы кверху, указывая на растения, деревья, источники, рудники. А ходжа, наоборот, опустил пальцы книзу и тем, согласно последним изысканиям ученых, правильно объяснил мне, что все это — благодаря дождям, изливающимся с неба от действия солнечного света и прочих высших небесных тел, и что так рождаются и произрастают на земле творения. Тогда, показывая на себя, я говорил, что творения, возникающие на земле, размножаются путем дифференциации частей; при этом я, по-видимому, о значительной части одушевленных предметов выразился неясно. А ходжа достал из кармана яйцо и, делая рукой движения, как будто он летит, намекнул на летающих тварей. Таким образом, кратко, но вразумительно он высказался о создании мира и о многочисленности человеческого рода. Из этого я понял, что ваш ученый действительно гений, обладающий знанием наук небесных и земных, или, иными словами, наук осязаемых и реальных. И вы можете гордиться, вы, его земляки и соотечественники, таким ученым знатоком естественных наук».

Проводив дехри с почестями и подарками, все окружили теперь ходжу и стали расспрашивать также его. Ходжа сказал: «Hy что там говорить! Это человек больной, жадный, голодный, как собака. Вы-то наговорили мне про него, что он — ученый, и только напрасно взволновали меня. Я пришел; как вы видели, он очертил рукой круг, — он подумал: „Ах, вот если бы был поднос с пирожками!“ Я сперва разделил поднос надвое, по-братски; смотрю, а он и в ус не дует. Тогда я разделил на четыре части: три части взял себе, а одну часть дал ему. Бедняжка согласился и закивал головой, как бы говоря: „Мне и этого довольно“, — хотя, на самом деле, он хотел больше. Потом он сказал: „Вот если бы изготовили плов, мы бы покушали!“ А я прибавил: „Да, но нужно сверху посыпать сольцы, положить перцу, фисташек, изюму и так далее“. Так мы разрешили и этот вопрос. Потом он показал себе на живот, а рукой показал, что он пришел издалека и давно уже не кушал ничего вкусного. А я сказал ему, что я еще более проголодался, чем он: от пустоты в желудке я так потерял в весе, что могу летать, как перышко. Встал я утром, и жена всего-то и дала мне яичко. А тут вы пришли за мной, и я не успел съесть даже яйцо и положил его про запас в карман. Вот и все».

Присутствующие, вспоминая изречение: «Что я спросил у тебя? А ты что понял? Удивительная история!» — изумились тому, как, несмотря на разность восприятия, вопросы и ответы удовлетворили обе стороны.


Пункт проката автомобилей. Шотландец обращается к хозяину:
- Скажите, а ваш "Рено" много бензина расходует на одну милю?
- Одну ложку!
- А какую? Чайную или столовую?


Два лейтенанта идут по улице. Видят впереди девушку с прелестным задом. Обгоняют, заглядывают в лицо и разочарованно произносят:
- Девушка если бы вы были так же прекрасны спереди, как сзади, мы бы вас расцеловали.
- Целуйте туда, где я красива!


Генерал в отставке ухаживает за молодой женщиной. Поняв, что он намерен жениться, она стала его расспрашивать:
- У вас есть перпен?
- А это что такое?
- Персональная пенсия.
- Нет.
- А у вас есть пермаш.
- А это что такое?
- Персональная машина.
- Нет, ее у меня тоже нет.
- А у вас есть пердач?
- А это что такое?
- Персональная дача.
- Нет у меня и пердачи.
- А что же тогда у вас есть?
- У меня есть только "перхер". И тот в гармошку.


Было у ходжи две жены. Каждой из них дал он голубые бусы и наказал отнюдь не показывать их другой. «Это — знак моей любви», — сказал ходжа. Но однажды обе они набросились на ходжу и закричали: «Кого из нас ты больше любишь, к кому тебя больше тянет?» Ходжа отвечал: «У кого голубые бусы, ту я больше и люблю». Женщины успокоились, и каждая, думая в душе: «Меня он больше любит», — считала себя выше подруги. Так умел ходжа ладить с женами.


Купил ходжа утром три оки мяса и, занеся домой, пошел по своим делам. А жена позвала приятельниц и устроила им великолепное угощение. Когда вернулся ходжа, ему она подала плов из булгура — на воде. Ходжа сказал: «Если у тебя не было, положим, времени, чтобы приготовить мясное блюдо, неужели ты не могла бросить в булгур несколько жирных кусков для придания вкуса?» На это жена ответила: «Хотела, да тут вышла история. Когда я была занята мясом, выскочила откуда-то твоя любимая полосатая кошка и все мясо съела. Я пришла, смотрю — она облизывается». Ходжа побежал и принес весы. Он вытащил из-под мангала кошку и взвесил ее; вышло ровно три ока. Тогда он сказал жене: «Ах ты бесстыжая! Если это мясо, куда же делась кошка? А если кошка, — где мясо?»


Знаете ли вы, что добропорядочные шотландские матери не пускают своих сыновей на дискотеку в коротких юбках.


Один человек, собираясь совершать полное омовение в Акшехирском озере, спросил у находившегося там ходжи: «В какую сторону повернуться мне во время омовения?» — «Где твоя одежда, в ту сторону и обернись», — сказал ему ходжа.


Сидит чукча, и думает: "Зима холодная или теплая будет, однако? Дрова готовить, не готовить? Пойду—ка к шаману, у него узнаю! Приходит к шаману, и спрашивает:
— Зима холодная или теплая будет, однако? Дрова готовить, не готовить?
Шаман думает: "Блин, скажу, что теплая будет, замерзнет, скажу—ка лучше я то будет холодная" Шаман:
— Холодная будет, однако! Готовь дрова!
Ушел чукча, а шаман думает: "А если теплая зима будет? Пойду к метеорологам!" Приходит к метеорологам, спрашивает: "
— Зима холодная или теплая будет, однако?
— Холодная будет
— Почему?
— А вон чукча дрова готовит!


Сержант выстроил свое отделение, и говорит:
- У меня две новости - мы бежим марш-бросок, впереди - рядовой Иванов.
Все обрадовались - медленнее Иванова бегает только черепаха.
- Вторая новость, - продолжает сержант, - Иванов поедет на ГАЗ-66.


- Дневальный, объяви построение в коридоре.
- Товарищ прапорщик, а нам как строиться - в х/б или в парадной?
- Я же сказал: построение в коридоре!


Беседуя ночью с женой, ходжа сказал: «Если завтра утром будет дождь, я пойду за дровами, а не будет дождя — буду пахать». — «Прибавь: если богу будет угодно», — заметила жена. А ходжа, по человечеству, сказал: «Hy что там! Либо этак, либо так, без работы не буду, что-нибудь да уж сделаю». Когда утром вышел он за город, ему повстречались сипахи. «Эй ты, дяденька, — закричали они ему, — поди сюда! Как проехать туда-то?» — «Не знаю», — беззаботно сказал ходжа. А грубые сипахи, не дав ходже опомниться, ударили его несколько раз. «Ах ты такой сякой, — заметили они, — марш вперед, веди нас!» и погнали его вперед. Под дождем, в грязи, ходжа довел их до города. А сам в полночь, избитый, усталый, полуживой, подошел к своему дому и начал стучать: «Кто там?» — спросила жена. «Открой, жена, это я, если богу будет угодно», — пробормотал ходжа.


Стоит чукча на посту, В кустах шорох. Он спрашивает, как положено:
- Пароль?
- Черное небо!
- Неправильно, пароль - белая земля, проходи, в следующий раз не ошибайся.

 


e-max.it: your social media marketing partner